В прошлом номере мы рассказывали о том, что на радиостанции «Говорит Москва» и Общественном Российском радио в каждую первую и третью пятницу месяца звучат передачи, в которых принимают участие создатели и руководители курсов «Ликвидатор безграмотности» Т. В. Зотова и Абдурасул Исматуллаев, логопед-психолог Н.Г. Свободина, другие специалисты. Одна из подобных передач показалась нам наиболее удачной и интересной, и мы решили предложить её расшифровку вашему вниманию. Вела эту программу обозреватель радио Н.Н. Вартанова, а основным действующим лицом была Н.Г. Свободина.

— «Ликвидатор безграмотности»... Очень своевременное сегодня название, потому что всех волнует состояние нашей речи. Я уже говорила, что мы, очевидно, скоро начнем разговаривать как Эллочка Людоедка, ограничимся её словарем. А уж про то, как мы пишем — и говорить страшно. Так вот «Ликвидатор безграмотности» помогает буквально всем, но прежде чем человеку помочь, надо бы нам понять суть проблемы. Вот об этом с вами сегодня и поговорит Наталья Генриховна Свободина.

— Сейчас просто пошел «вал» детей с двойками по русскому языку. Тетради сверкают красными чернилами, и такие фразы как «мерзко, ужасно, где твои глаза», и более резкие — я сейчас вижу в тетрадях постоянно. Учителя, особенно в начальной школе, не все знают о нарушениях письма. О том, что не всегда ребёнок виноват в своих ошибках. Тут можно говорить о так называемой дисграфии (нарушении письма) и дислексии (нарушении чтения).

Что происходит с человеком, который страдает дислексией?

— Например, читает ребёнок. При чтении переставляет буквы. Очень часто «он» читает как «но». Даже есть такие примеры и в математике: числа переставляет местами, вместо «16» — «61». Такой ребёнок может пропускать буквы при чтении, недоговаривать слова. Очень часто родители, когда учат своих детей-дошкольников чтению, добиваются беглости: «Быстрее, быстрее»! У нас родители очень увлеклись скорочтением и проверками на время... Я не хочу вступать в спор с педагогами, это вообще отдельный разговор, но психологи очень давно бьют тревогу. Эти проверки на скорость чтения вредят ребёнку гораздо больше, чем даже обучение этому скорочтению.

Что такое дислексия — это мы поняли, а вот что такое дисграфия? Это то же самое, только на письме?

— Да. Причём, если есть дислексия, как правило, есть и дисграфия. Но не всегда при дисграфии может быть дислексия. Надо еще об одной вещи сказать. Не всегда нарушение письма является дисграфией. Нарушение письма может иметь различные причины и различные механизмы. Они могут возникать на фоне соматической ослабленности ребёнка. Есть даже такой термин задержки речи — «соматическая задержка речевого развития». Нарушение письма может быть у детей с астеническим синдромом, с разными невропатическими реакциями. Причём, в последнее время это, к сожалению, получило очень большое распространение.

Итак, не всякое нарушение письма является дисграфией. И опытный специалист, я бы сказала, чувствует дисграфию на уровне ощущения. Но если у ребёнка в тетради видно, что это ошибки специфические: пропуски букв, перестановки, лишние слоги, недописанные окончания, то тут все ясно. Есть дети, которые пишут предложения сплошной строчкой, не разделяя, не ставя в конце точку, заглавные буквы им вообще не нужны, они для них лишние.

Курсы «Ликвидатор безграмотности» занимаются только этими нарушениями? Если, например, у ребёнка просто запущенность по разным причинам, в том числе из-за прогулов, ему можно помочь?

 — Да. Тут, кстати, и работы, может быть, будет меньше и, может быть, это будет легче. С марта я наблюдаю детей на этих курсах и только с сентября стали вот так очень четко и хорошо разделять — дети с проблемами, которым нужен особый подход, и дети без проблем. Есть, к примеру, четвёрка, её надо исправить на пятёрку.

- Татьяна Владимировна Зотова — это, собственно говоря, создатель, вдохновитель, мама этих курсов. Она хочет доказать и может доказать любому родителю и любому ученику, что, в общем, нет детей неспособных, которых можно отставить в сторону, решить, что с этим они никогда не справятся. И я должна вам сказать, что видела, естественно, не так часто, как Наталья Генриховна, детей, которые занимались у Татьяны Владимировны, и насколько они были этим довольны! Сами дети! Сидели в зале родители, напряженные, записывали ошибки своего ребёнка, результаты его ответов. Они видели, что ребёнок, который раньше в школе зажимался, боялся, считал, что он никогда не догонит своих товарищей, — теперь ничего не боится. Все тянули руки, делали мало ошибок, некоторые вообще их не делали... У Татьяны Владимировны Зотовой есть и патенты, уже пять государственных патентов РФ, которые признают её методику,- своеобразную и единственную в своем роде, и диплом от министра образования, который признает эти заслуги, авторское свидетельство. Сейчас много людей, которые берутся за все, что угодно, за образование, за тончайшую область человеческой деятельности, не имея к этому никаких оснований. А это совсем другой случай...

- Я хочу заметить, что дети, которых вы видели, занимались всего лишь 10 дней. Причём, вы их не видели в самом начале. Самое удивительное - это видеть, какие они приходят и какими уходят. С точки зрения психологии, их внутреннего состояния - это небо и земля. Дети уходят абсолютно другими. Очень приятно слышать, но и обидно, что они все уходят от нас с такими словами: «Эх, вот бы нам так в школе преподавали!». Как один мальчик сказал: «Была бы у нас в школе такая «училка», как Татьяна Владимировна, было бы «здорово!»

— Татьяне Владимировне, насколько я понимаю, все время хочется задавать себе задачи все более и более сложные...

— Да. Она никогда, не стоит на месте. Я как-то её спросила, почему вы один раз так, а другой раз по-иному даете материал? «Так дети же другие!» — ответила она. Это настолько отличается от нашей обычной школьной методики, это, действительно, альтернативная педагогика!

— А у вас в начале были, как у каждого, сомнения?

— У меня не то что сомнения были, у меня где-то на грани возмущения были эти сомнения. Когда я узнала про эти курсы, мне задали прямой вопрос: «Как вы считаете, стоит нам туда пойти?» «Подождите, - сказала я, - сначала схожу туда я!»

Когда я пришла, как ни странно, меня никто не прогнал, не сказал, что сую нос не в свои дела... Мне сказали: «Ну, наконец-то, хоть один специалист заинтересовался». И меня это очень подкупило. И до сих пор я удивляюсь, как Татьяна Владимировна открыта для сотрудничества с любыми структурами, которые не равнодушны к тому, что с нашими детьми происходит. Вот, например, институт коррекционной педагогики... Я думаю, что все родители, а сейчас во всех школах есть коррекционные классы, знают, что это такое. Это лечение детей с какими-то проблемами. Это старейший наш институт и они берут детей, от которых отказались другие. С которыми попробовали что-то делать. Туда приходят родители, уже потратившие очень много денег на различные частные занятия.

Мы предварительно этих детей отбираем, везем в институт на консультацию - это делается за счет Татьяны Владимировны. Лучшие специалисты России смотрят детей. Там собирается консилиум, и на выходе, когда заканчиваются занятия, они опять их смотрят. Вот я себе задаю такой вопрос: какой педагог захочет лишнего контроля со стороны? А ведь это контроль научный. А вот она пошла на это с радостью. Меня это до сих пор удивляет...

Мы привели текст радиопередачи со значительными сокращениями, но самую суть оставили. Публикуя этот материал, мы преследовали одну единственную цель: показать, что судьбу вашего ребёнка сегодня определяете вы сами. И если вы не равнодушны к судьбе своих детей, беспокоитесь по поводу возникающих проблем, позвоните прямо сейчас по телефону. Вам обязательно ответят и помогут. И, конечно, приходите на День открытых дверей, который в каждую третью субботу месяца проводят курсы «Ликвидатор безграмотности». Начало в 15 часов в здании ДК «Москвич».

Виктор КАРПЕНКО